June 24, 2024

True Orthodox Diocese of Western Europe

Russian True Orthodox Church (RTOC)

Проповедь в воскресенье Страшного суда

1 min read

The mural Archbishop Tikhon mentions from the Cathedral of St. Vladimir in Kiev

  НЕДЕЛЯ  О  СТРАШНОМ  СУДЕ-2021, Омск

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Евангелие сегодняшнего воскресного дня рисует нам последний день настоящего мiра, великий день Второго Пришествия Господня, который станет днем страха и отчаяния одних людей, и днем радости и утешения для других. Этот день, который безповоротно решит участь всех людей на вечные времена, есть  день Страшного Суда Божия.

 Мы знаем, что события, предсказанные в Откровении Святого Апостола Иоанна Богослова рано или поздно произойдут. И случится это тогда, когда человечество в силу крайнего отступления от Бога утратит возможность пополнения Царства Божия достойными  людьми, и тем самым утратит право на существование в очах Божиих. Ибо тогда продолжение человеческой истории   станет безсмысленным.

  Эта картина Страшного Суда, которая может быть ошеломляет нас, не нарушает стройную череду Евангельских чтений,  наоборот – она придает им смысл, уточняет, подытоживает всё, что было раньше в Церкви, и всё, что должно совершиться в будущем. Притча, в которой Господь описал это последнее и величайшее событие, имеющее произойти на границе времени  и вечности, произойдет дословно и мы веруем в это, ибо Господь наш преисполнен любви к людям, а в совершенной любви нет ни неправды, ни заблуждений. Господь не сотворил ни единого дела, не произнес ни единого слова, не попустил произойти ни единому событию в Своей земной жизни,  которые   не служили бы нашему спасению.

  Кульминацией этой притчи, если так можно сказать, являются слова Царя, которые Он говорит стоящим по правую сторону: «Придите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от сложения мiра».  Ведь быть в числе тех, кто будет поставлен по правую сторону, и есть цель нашей жизни. Но мы легкомысленно мало думаем, и даже забываем об этом. У большинства людей мысль о Страшном Суде производит удручающее впечатление, это относится и к тем, кто размышляет о спасении своей души и молятся об этом. Им кажется, что слова Господа, обращенные к праведникам мало имеют отношения к ним, они более применяют к себе слова прещения, изреченные на грешников.

 Конечно, христианское смирение указывает нам на наше постоянное отступление от заповедей Божиих и пробуждает в нас укоры совести, однако участь грешников не может и не должна затмевать собою картину Божественного милосердия, светлый рай, обещанный праведникам. И если в сердце своем мы чувствуем себя ближе к левой стороне предстоящего на Суде рода человеческого, чем к правой, то не смиренномудрие тому причина, а оторванность нашей жизни от Милосердого Христа и Его Промысла. Вот почему даже православные люди стараются избегать бесед о Суде Божием и о исходе жизни. 

  Если бы мы, хотя бы понемногу, постепенно стремились к постоянному противоборству, подвизанию против греха, то уже сама  эта постоянная борьба изменила бы наше настроение,  и  воспоминание о картинах Страшного Суда Христова не вводило бы нас в уныние, а напротив, вливало бы в нашу душу радостное ожидание встречи со Христом. 

Что же мешает нам испытывать эту радость от предстоящей встречи с Господом? Грехи наши.

Мы много грешим по немощи своей. Во Святом Евангелии сказано: Аще отпущаете человеком согрешения их, отпустит и вам Отец ваш Небесный, аще ли не отпущаете человеком согрешения их, ни Отец ваш отпустит вам согрешении ваших (Мф. 6, 14-15). И еще: Не судите, да не судимы будете. А раз Господь так сказал, значит, так и будет. Такого человека судить Господь не будет и все ему прощает. Итак – Не судите, да не судимы будете (Мф.7, 1) – это написано в Евангелии. Эту заповедь нужно бы нам стараться исполнять.

Множество заповедей мы, конечно, нарушаем по нашей немощи, связанной с нашим естеством.А осуждение-то с чем связано? С какой такой потребностью? Есть, спать или пить? Ни с чем ведь! Смотрите, как премудро дана такая заповедь для спасения нашего. Не судите – и не судимы будете. И так оно, действительно, и есть. Полезно при этом вспоминать слова пятидесятого псалма: …яко беззаконие мое аз знаю, и грех мой предо мною есть выну (Пс. 50, 5). Выну – значит «всегда», то есть всегда надо держать перед собою свою греховность. 

И потому, всякий грех, который ты видишь вокруг себя, должен напоминать тебе о твоей греховности. Так и святые всегда поступали. Они, когда видели согрешения ближнего, старались избежать осуждения и вспоминать о своей греховности. Через это чувство появляется, по милости Божией, и смирение, то есть действительное сознание своих немощей. И это чувство было присуще всем святым. Один из самых близких по времени и самых дорогих нам святых, преподобный Серафим Саровский всегда говорил про себя: «Я, убогий Серафим». Мы называем убогими каких-нибудь ненормальных, недоразвитых, а он так о себе говорил…Святой праотец Авраам говорил о себе: «Я – прах и пепел». Преподобный Макарий Великий: Боже, очисти мя грешного, яко николиже сотворих благое пред Тобою. Преподобный Антоний Великий говорил: «Я, конечно, не монах, но видел монахов».Вот такое у святых все время было состояние, такое смирение. 

Чем мы от них отличаемся? Прежде всего тем, что не имеем этого смиренного чувства постоянно. То есть, иногда и почувствуешь себя таким, кажется, грешным… А в другое время – ты и судья, и учитель, и наставник, и даже обличитель другого. А о себе не знаешь, что сам можешь натворить. Вот это непостоянство духовное нам как раз присуще. У нас нет постоянства. Вот над чем нам надо потрудиться. Святые Отцы говорили о том, что существует некая «память сердца», запечатлевающая все, всю нашу жизнь – и внутреннюю, и внешнюю. И вот на Страшном Суде как бы раскроется эта книга, написанная в глубинах нашей души, и только тогда мы увидим какие мы есть в самом деле, а не какими нас рисовала наша воспаленная гордыня. Тогда мы увидим, сколько раз благодать Божия призывала нас ко спасению, наказывала, миловала нас, и как упорно мы сопротивлялись благодати и стремились только к греху и страстям. Даже наши добрые дела мы увидим изъеденными, как червями, лицемерием, гордыней и тайным расчетом. Постараемся же, пока у нас есть время земной жизни, очиститься от этих губительных страстишек и привычек.

  Только в раю, в вечной жизни, человек узнает тайну страданий, поймет, что здесь, на земле, скорби, труды, болезни и печали – это великое благословение Божие: человек пьет ту чашу, из которой пил Сам Господь Иисус Христос. Поэтому в вечной жизни мы будем благодарить наших врагов, мы будем благодарить клеветников, тех, кто относился к нам несправедливо, потому что они, сами того не ведая, способствовали нашему спасению. Здесь, на земле, многое нам непонятно, но здесь мы видим только первую страницу той Книги, которая откроется в вечности, а там мы поймем всю глубину премудрости Божьей, всю силу Его любви.

В этой притче о Страшном Суде обращает на себя внимание спор людей с Богом. Вспомним, как они возражали Ему на Суде: и осужденные, и оправданные одинаковыми речами встречают Его Суд, но речи эти прямо противоположны по своим нравственным настроениям. И тем и другим кажется немыслимым, чтобы Бог мог быть в униженном положении. Но Бог отвечает им неопровержимым Своим словом. Кроме того, и те и другие признают Его Суд неправильным. Но грешники делают это потому, что этот Суд для них слишком суров, а праведники – потому, что  он слишком милостив. Грешники считают, что их не в чем упрекнуть и осудить, а праведники признают всё сделанное ими настолько ничтожным, что награда им кажется незаслуженно великой. И поэтому грешники стоят перед Богом в состоянии ожесточения, а праведники – в настроении смирения. Нам  необходимо знать, что Суд Божий есть только выражение нравственного состояния людей, стоящих на Суде и Его приговор есть результат нераскаянной злобы и ожесточенности одних, и покаянной примиренности других.

  Ожесточенность нераскаянных грешников есть страшное состояние: оно говорит о полной охлажденности сердец  и полного отчуждения от любви. С этим настроением они прожили свою жизнь, и с ним предстанут пред Судией в Его славе. Некоторые задаются вопросом: разве не могли бы они смягчиться, если бы им была оказана милость? Нет, такому нераскаянному ожесточению нельзя оказывать и милость, ибо от милости оно становится еще более ожесточенным.

  Итак, времени больше не будет. Кончилось колебание между добром и злом. Господь судит то нравственное состояние, в котором призвал людей и в котором они стоят перед Ним.  «И поставит овец по правую сторону, а козлов по левую» – слышали мы определение Господа. Это разделение будет произведено не так, как привыкли люди делить общество в обыденной жизни, не между учёными  и неучёными, знатными и низкими по происхождению, богатыми и бедными, друзьями и врагами, – а единственно между  добрыми и злыми. И поскольку Господь ждет от нас милосердия и примирённости,  будем стараться развивать в себе эти спасительные качества, которыми мы могли бы угодить нашему Спасителю и оправдаться на Страшном Суде Его, будем бежать от злобного упорства в грехе и ложного стыда, ради которого безумцы отвергают призыв Господа к покаянию. Да избавит нас Господь от губительного жестокосердия, и да отверзет нам дверь покаяния, ибо где есть покаяние, там есть и надежда на спасение. 

А для покаяния нельзя терять ни одного дня, ибо всякий день нашей жизни может быть последним, может принести погибель мiру сему, ибо по слову Господа – придет этот день, как тать в нощи. И поэтому, как говорит Святитель Григорий Двоеслов, кто не радуется приближению кончины мiра, тот доказывает, что он есть друг последнему, а через это – враг Божий. Скорбеть о погибели мiра свойственно тем, кто укоренил в сердце своем любовь к мiру; тем, кто не желает будущей жизни и даже не верует в её существование. Будем же почаще, братие и сестры, проверять себя этим критерием.

  Говоря о картине Страшного Суда мы можем попытаться представить себе, какое множество разных лиц мы увидим на этом Суде. По свидетельству очевидцев, на западной стороне Киевского Владимiрского Собора, замечательного своей росписью, над самым входом в храм имеется чудное изображение Страшного  Суда. Прежде всего, поражает смотрящих эту роспись море людей, их лики, их глаза. Есть лики, выражающие отчаяние, ужасную печаль. Вся погибшая жизнь трепещет в них. Есть другие – исполненные злобою, ненавистью, ропотом, завистью, ненасытными желаниями. Жизнь их прошла, но что-то гложет их, и будет глодать вечно. Но вот  иные лики – тихие, спокойные, радостные и счастливые.  И чем ближе к Престолу, тем яснее эти лики. А над Престолом сияет Крест. На Престоле возседает Сам Господь Спаситель мiра, а вокруг Него – Иоанн Креститель, Апостолы и все Святые угодники Божии молятся, торжествуют. Но вот мы видим, как на плечо Иисуса Христа склонила голову Богоматерь. Только Она Одна ещё умоляет о спасении грешников, о помиловании всех безнадежных. Ей Одной дана эта сила ходатайствовать до конца перед милосердием Божиим.

Не будем же поддаваться отчаянию, ибо за нас молится Матерь нашего Господа Иисуса Христа, а Ей даже Всемогущему Богу нельзя отказать. Она – Взыскание погибших.

  Смиряясь пред величием  Творца, будем помнить об этом страшном событии, о котором напоминает нам сегодня Святая Церковь. Будем противоборствовать греху каждый день нашей жизни, пребывая в трезвении, ожидая трубного гласа, призывающего всё человечество к страшному Престолу Праведного Судии, и смиренно взывать  к Нему: «Помилуй и пощади, Владыко, создание Твое».

АМИНЬ.

1 thought on “Проповедь в воскресенье Страшного суда

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *


Copyright © All rights reserved. | Newsphere by AF themes.